June 12th, 2012

(no subject)

Кольские саами.

Давно мечтал посетить пос. Лавозеро – районный центр Мурманской области и столицу Кольских саами.

8 июня моя мечта сбылась и я прибыл в Лавозеро.

Наш гид по Лавозеру – Валентина Вячеславовна Савкина, председатель Саамского парламента.

В селе проживает 2900 человек. Речка делит село на 2 части: саамскую и коми – ижвинскую.

Раньше в селе были интернат и школа. Сейчас их объединили. В школе – около 300 детей. Только в начальной школе 1 час в неделю (!) изучают саамский язык. В средней и старшей школе изучение саамского проводится факультативно. В начальной школе около 30 саами,  в средней – 20 человек, в старшей – 10.   Лавозерская  школа – единственная школа в России, где изучают саамский язык. Около 100 саами живет в Ревде, около 60 – в Краснощелье. Однако в школах этих поселков учителей,  которые  могли бы преподавать саамский язык нет. Никакой политики государственной поддержки сохранения и развития саамского языка в области нет. В настоящее время саамский язык знает не более 1000 человек, говорит по-саамски лишь 500 человек, из них бегло – не более трехсот. Тпаким образом, язык саами находится на грани вымирания. Сегодня практически сохранился лишь  один из 4 диалектов кольских саами – кильдинский, три других диалекта исчезли или почти исчезли, оставшись лишь в памяти ученых.   

У Саамского парламента сложились непростые отношения с властями области. При губернаторе существует совет представителей саамов при губернаторе области.  О том, как этот совет отстаивает интересы саами, видно хотя бы из того, что совет предложил временно лишить саамских охотников квот на охоту, мотивируя это тем, что 10 охотников – саами могут перестрелять всех диких животных. Как я понял, Совет пытается защитить интересы саамских общин, в то время, как Парламент защищает всех саами.

Пытаюсь найти в Лавозере, где продается оленина. Увы, ни в обычных магазинах, нет ни оленины, ни продуктов из нее. Продавцы удивленно смотрят на нас. Возможно, все это продается в магазинах СПК «Тундра», однако он к 18.00 уже закрыт.

В Лавозере существуют конторы 2 колхозов – «Тундра» и «Оленевод». Общее поголовье оленей – 24 тысячи голов, которые кочуют по всей северной части полуострова. Несмотря на принятие закона о северном оленеводстве, никаких существенных сдвигов не произошло. Программа поддержки оленеводства не принята, кружок юных оленеводов не создан, кочевые школы не появились. В Лавозере и в Мурманске есть саамские магазины, однако мы их так и не посетили.

Самое старое здание Лавозера – кожевенный завод, построенный в конце 19 века коми- ижвинцами. Уже много лет этот завод не работает. Разговоры о возобновлении его работы так и остаются разговорами. Завод представляет из себя некрашеный приземистый крепкий деревянный барак примерно 20 на 6 метров. Одно из окон здания выбито. Заглядываем  вовнутрь и видим, что весь пол усеян мусором. 

Проезжаем мимо кладбища. Саамские могилы не отличаются от обычных российских. Раньше на могилах ставили домовины: могильный холмик обкладывался деревом. Сейчас этого не делают. Кладбище находится за рекой не случайно: по саамским поверьям покойника надо обязательно перенести через воду, чтобы он не вернулся обратно.  

Каждый год 16 июня в Лавозере проводится саамский фестиваль, на который собирается около тысячи участников. В прошлом 2011 году во время фестиваля группа саами подала уведомление о проведении пикета в защиту нарушаемых интересов саами, однако получили отказ. Оказывается, на своей земле  саами не могут заявлять о том, что не все, мягко говоря, хорошо обстоит у древнейшего народа северной Европы.  Тогда две женщины – саами решили провести 2 одиночных  пикета. Одна подняла плакат «Хотим есть нашу рыбу!» Вторая держала плакат, чтобы было обращено внимание на проблемы саами. Через несколько минут обе активистки возрождения саамского народа были окружены милицией. Суд приговорил  обоих к штрафу в 500 рублей.

До сих пор не существует полноценного музея истории и культуры саами. Такой музей решили создать. Но почему- то не в Лавозере, а в Ревде. Создавать музей планировалось в этом году, но инвестор сбежал. В настоящее время нет ни одного традиционного саамского жилища. Не существует ни одного этно- культурного заказника – заповедника. 

Ирина Пайкачева – председатель Общественной наблюдательной комиссии Мурманской области и советник Саамского Парламента, рассказывает о том, что саами комаров не убивают, а отгоняют звуками «п-ш-ш-ш». Посмеялся над ее словами, но решил в Кеми по-пшикать на комаров, отгоняя их рукой. Совпадение это или нет, но, если до этого комары куснули меня минут за 20 раз 5, то за два часа пшиканья – не более раза. Надо будет узнать, понимают ли по – саамски  московские комары.

В поезде продумываю, какие же меры надо предпринять для спасения саамского народа от ассимиляции и вымирания.  Таких мер, по моему мнению, должно стать 10:

1) Принятие Закона Мурманской области «О саамском языке», придании этому языку статуса государственного языка в Мурманской области.

2) Образование Саамского национального района, в котором бы:

- надписи на организациях и учреждениях делались на 2-х языках;

- на исторических местах были установлены памятные знаки;

- не менее 40 % мест в  органах власти были бы закреплены по квоте саами;

- широкого использовалась бы саамская символика. 

3) Введение саамского языка, литературы, истории и культуры в качестве обязательного предмета в Лавозерской, Ревдинских и Краснощельской школах не менее 1 часа в неделю с 1 по 11 классы.

4) Ведение основ саамской истории и культуры в 5 – 8 классах школ Мурманской области в рамках регионального компонента

4) Создание воскресных саамских школ в Мурманске и иных населенных пунктах, где проживают саами.

5) Создание Саамского этнографического музея- заповедника в Лавозере с экспозициями:

- саамское жилище;

- традиционные саамские промыслы;

- ресторан «саамская пища и питье»;

- саамская одежда;

- саамские обряды и фольклорной площадкой;

- саамская литература;

- саамские игры;

- история саами;

- саами Скандинавья;

- саамское рыболовство;

- оленеводство и катанье на оленях;

- сейды

рассчитанного на посещение 1000- 1500 туристов день. 

6) Создание и ведение реестра российских саами.

7) Создание преимущественного права саами –охотников и рыболовов на охоту и рыбную ловлю.

8) Введение доплаты за 3-го ребенка в саамских семьях в размере полу миллиона рублей.

9) Открытие для саами безвизовых посещений своих соплеменников в странах Скандинавья.

10) Выделение на создание саамских общин, ведущих традиционные виды хозяйственной деятельности, безвозмездных субсидий;

11) Выпуск кукол, игрушек, сувениров, связанных с саамской культурой.  

(no subject)

На Соловках.

К пристани.

В г. Кемь мы прибыли в 6 утра.

Навигация на Соловки, оказывается, открывается 12 июня, и до начала навигации на архипелаг из Кеми идет только один корабль, да и то в 8 часов утра.

Около железнодорожной станции – ни автобусной остановки, ни автобусов, ни расписания их прибытия. Одинокий таксист соглашается вести нас до пристани за 300 рублей.

Таксист знает о Кеми все. Большинство жителей покинуло город, так как в нем нет работы. Население Кеми составляет 13 тысяч человек. Раньше большинство жителей работали на лесопильном заводе. Из отходов его производства насыпан перешеек между Кемью и Поповым островом, куда и лежит наш путь: именно там находится пристань.  При заезде на остров видим справа от себя большое зеленое поле; на самом деле, это никакое не поле, а водоросли - часть моря отступила во время отлива. Слева – холмики  деревянных отходов, накопившиеся за десятилетия работы лесопильного завода. Некоторое время назад финны предложили открыть производство по выпуску брикетов из этих отходов. Однако российская сторона отказалась от предложения финнов. Так эти отходы и гниют до сих пор.

Такси останавливается перед шлагбаумом: дальше проезд платный. Идем по разбитой дороге около куч мусора мимо красивой деревянной церкви современной постройки, установленной на подклете. Вдали виднеются темные  силуэты двух старинных деревянный церквей. В стороне от дороги – стайка симпатичных бревенчатых двухэтажек – гостиница «Пристань». Здесь, кстати, можно купить неплохие сувениры, например, брелоки из карельских камней за 40 рублей.

Прибытие.

За 3 часа на корабле доплываем до Соловков. Оставляем за кормой дюжины две островков, островочков и просто крошечных кусочков суши размером 10 на 10 метров. На островках покрупнее, возвышающихся над уровнем моя метров на 6- 10 виднеются деревянные домики и какие – тот деревянные треноги – то ли геодезические знаки, то ли местные указатели.   

Пристань находится метрах в 800 от Кремля. Единый архитектурный стиль у построек, возведенных вокруг Кремля, отсутствует. Дорога из перекошенных бетонных плит убога и грязна.  При взгляде на одну из главных святынь земли русской кажется, что слово «благоустройство» местным властям незнакомо в принципе. На дорогах очень много писка.

Проходим три сувенирных лавки и полуразрушенный дом, построенный из огромных валунов и аккуратной кирпичной кладки. Именно так здесь строили в 17 веке. Так и не успеваем  выяснить, что же этот за дом, построенной в том же стиле, что и крепость метрах в 400 от нее.

Соловецкий архипелаг.

3 – часовая обзорная экскурсия обходится в 350 рублей. Узнаю, что архипелаг состоит из 6 больших и 100 маленьких островов. Общая площадь архипелага – около 300 км.кв., в т.ч. 200 км занимает  главный остров архипелага – остров Соловецкий. Второй по величине остров – Анзер находится севернее. К востоку от Соловецкого находятся острова Большая и Малая Муксолма. Еще меньше острова Большой и Малый Заяцкий. Эти непривычные для русского языка названия  являются саамскими. Саами проживали на островах и в первые десятилетия существования обители: у них монахи покупали продовольствие. Сегодня о саами напоминают  только древние лабиринты, о которых речь пойдет ниже.

Первые следы человека на Соловках относятся к 5 тыс. до нашей эры. И почти всю свою историю остров являлся культовым  объектом – вначале саамским, а затем православным.

Длительное время на Соловецкий остров не только запрещалось прибывать женщинам, но и брать животных женского пола. Их оставляли на острове Большая Муксолма.

Кремль.

Идем в Кремль.

Кремль находится на перешейке, соединяющей северную и южную часть острова между Святым озером и бухтой Благополучия. Может быть этот следствие  наслоения культурного слоя, но Кремль стоит не на холме и не на возвышенности. Его неприступность  пришлось обеспечивать с нуля.

Первые иноки прибыли на Соловки в 1429 году. Их звали Герман и Савватий. Поселились они не на месте современного Соловецкого монастыря, а там, где сейчас находится скит св. Савватия. Савватий, который жил более, чем за 2 с лишним века до церковного раскола, был убежденным сторонником того православия, что сложился на Руси в дораскольный период. По крайней мере, на одной из икон изображена встреча Саватия с игуменом Нафанаилом на р. Выг – одним из главных будущих староверия.  В 1435 году Савватий умирает. В это время Германа на Соловках не было. В 1436 году сподвижник Саватия Герман вместе с другим иноком - Зосимой прибывают на Соловки, чтобы основать новую обитель. Преподобные Савватий, Зосима и Германий стали основателями Соловецкой обители.   

Первое каменное здание на Соловках было построено Филиппом Колычевым в 1552 году.     

Первая крепость была построена на месте Николо – Преображенского собора. В 1560- е годы крепость перестраивается. Пока что эта крепость была деревянной.

Входим в крепость через Святые Ворота.

Над воротами – Благовещенская надвратная церковь, построенная в конце 17 века.  Роскошное убранство. Здесь установлена копия царских врат, стоявших в Николо – Преображенском соборе, оригинал которых находится в Коломенском. Ворота редкой, но несколько, на мой взгляд, приторной, красоты, однако их богатство и яркие цвета радуют глаз. В 19 веке роспись стен храма велась в течение 40 лет.  

Еще издали с корабля из-за стен виднеются верхушки 3-х величественные построек – главного монастырского храма  Николо – Преображенского собора, Никольской церкви и звонницы. На земле перед  собором стоит 2 колокола – один был подарен Александром вторым, второй был захвачен во время завоевания Финляндии.

Почти все постройки Кремля имеют оригинальную архитектуру  нижняя часть стен построена из валунов, а верхняя – из красного кирпича. Промежутки между валунами также заделаны кирпичом, при этом кирпич сидит так плотно, как будто растет из валуна.  

Каменные валуны не местные (хотя вокруг валунов – видимо-невидимо; их хватит, наверное, еще напять таких крепостей), а привозились для постройки крепостной стены и зданий с Кондострова. Вначале их обтесывали, но в 17 веке перестали это делать для большей устойчивости сооружений. В 2 км. от монастыря был построен кирпичный завод, который работал на местной глине. Лес для строительства завозили с материка.

Николо- Преображенский собор был построен в Новгородском стиле: здание сужается кверху, окна имеют разный размер, на стенах виднеются «лопатки». Купола, скаты крыши, а также некоторые барабаны под куполами сделаны из осиновых дощечек, что придает храму древнюю первозданную красоту.

Храм, Никольская церковь, звонница,  келарская палата, трапезная, церковь, открытые и закрытые галереи вплотную примыкают друг другу и образуют центральную часть крепостного ансамбля.    

К келарской палате ведет деревянная лестница. В настоящее время в палате по старинным рецептам пекут разнообразные пирожки, которые продают в палатках «Монастырская трапеза». 

 Высота от основания трапезной до куполов звонницы составляет 42 метра, а толщина стен у основания составляет 4 метра. Одностолпная трапезная палата расположена на втором этаже. Она держится на огромном столпе (колонне) шириной 4 метра, установленной в центре зала. Огромное квадратное помещение размером 483 м.кв. выкрашено в белый цвет. Его размеры позволяют и сегодня собрать в нем все постоянное население острова, составляющее всего лишь тысячу человек. Над окнами для большей устойчивости многотонных потолочных конструкций  устроены полукруглые выемки - распалубки. Один проход из трапезной ведет в келарскую палату, другой – в Никольскую церковь. В трапезной не только кушали, но и проводили советы монастыря.

Численность братии во время расцвета монастыря достигала 150 человек, однако население монастыря  и принадлежащих ему поселений составляло несколько тысяч человек. В настоящее время численность братии - около 80 человек. Разумеется, былого могущества и богатства монастырь сегодня не имеет. 

Заходим в печь – кирпичное помещение 7 на 3 метра высотой метра четыре. Печь расположена под трапезной. В соседнем от печи помещении коптили рыбу. До сих пор исследователям не ясно, как в печь подкладывали  дрова и определяли время, когда надо ставить заслонки, чтобы дым не проник в жилые помещения.

На многие архитектурные и исторические вопросы, касающиеся монастыря (например, о личности некоторых тайных заключенных, томившихся в монастырской тюрьме) сегодня невозможно ответить, так как во время пожара 1923 года сгорела почти вся библиотека монастыря.     

Храмовой иконой монастыря является икона Богоматери Хлебенной или Запечной, которая явилась святителю Филиппу (Колычеву). Прибыв на Соловки св. Филипп становится трутником, нес послушание в пекарне. Именно здесь за печкой он и обнаруживает образ Богоматери Хлебенной – икону размером 23 см. в серебряном окладе, на полях которой были запечатлены святые Зосима и Савватий. Филипп быстро возвышается и примерно в 1545 году становится настоятелем монастыря. Благодаря ему на острове были устроены каналы между озерами, которых было то ли 7, то ли 52. Им была устроена первая дамба в Филипповских садках. Дамба была построена таким образом, что рыба могли вплывать в садки, но не могла возвращаться обратно. Филипп расширил солеварение – основной источник доходом монастыря. В 1566 году Филипп становится митрополитом Московским и советником нервного царя Иоанна Четвертого. В течение примерно полутора лет Филиппу удается удерживать Ивана Грозного от государственного террора, обличает его, отказывает Ивану Грозному в благословлении. Отказ в благословлении становится причиной гонений. В 1568 году к Филиппу прибывает за благословлением главный царский инквизитор Малюта Скуратов, который 23 декабря за отказ благословить поход войск Ивана Грозного на Новгород, душит Филиппа. Филипп был похоронен на Соловках, а затем митрополитом (будущим недоброй памяти патриархом Никоном) похоронен в Преображенском соборе московского Кремля, а часть мощей находится в Филипповской церкви Соловков.

Есть некая грустная ирония истории, что перезахоронение и посмертное возвеличение    Филиппа, а вместе с Филиппом и самого Никона, было осуществлено человеком, сыгравшим в истории страны прямо противоположную роль. Если Филипп выступал за независимость церкви от государственной власти, рассматривал церковь, как силу, не имеющую права на насилие и отнимающее такое право у неправедной власти, то Никон, напротив, был озабочен объединением государственной и церковной бюрократий, не только благословлял, но и лично применял насилие, совершил ошибки и преступления, итогом которых стали тысячи костров, в которых сгорали лучшие люди страны. Удивительно, что из Соловков Никон, тогда еще митрополит Московский, привез мощи московского митрополита Филиппа, и через это возвысился,  а два десятилетия спустя именно Соловки стали самым ярким и опасным для власти источником сопротивления безумному церковному реформированию.

У берега бухты по дороге на пристань стоит небольшая белая Филипповская часовня, воздвигнутая на месте деревянной: именно отсюда Никон перевозил в Москву  для перезахоронению мощи Филиппа.

Но фальсификатор и властолюбец Никон в памяти большинства россиян остался, как герой борьбы с Расколом (хотя он сам как раз и совершил раскол церкви), а от святого Филиппа – труженика, хлебопека, строителя, правозащитника, в памяти большинства осталось лишь презрительное словосочетание «филькина грамота». Может быть в этом и лежит корень многих наших российских проблем?

Соловки – сложнейшая ирригационная система. Только каналами, в том числе судоходными,  между собою соединено 65 озер, в т.ч. судоходные каналы. Все эти каналы строились вручную. Между 3 островами существовали дамбы, одна из которых в настоящее время разрушена.

Помещение Никольской церкви находится на 2 ярусе; оно небольшое, старинных икон в церкви нет.  На третьем ярусе над церковью находится еще 2 предела. Таким образом, Никольская церковь занимает лишь часть здания. 

В Саватеевском соборе в годы ГУЛАГа находилось  13-е отделение.

По крытой галерее проходим к воротам Николо – Преображенский собора. Как и галерея, ворота находятся на втором этаже. Главный храм Кремля изнутри еще более строг и величественен, чем снаружи. Белые стены возносятся вверх. На куполе – кажется, что он находится под самым небом, - видна трудноразличимая старинная роспись. В этом храме хранились иконы Хлебенной Божьей Матери и Сосновской Божьей матери, которая явилась Св. Савватию. Как я понял, сегодня обе из них утрачены и имеются лишь копии этих святынь.  Храм опирается не на 4 столпа, как большинство храмов, а только на 2. Нынешний иконостас третий по счету. Второй иконостас был написан на 700 руб., пожертвованных Соловкам Петром Первым. На полу нам показывают несколько кирпичей с отпечатками ладоней: по одной версии, отпечатки оставлялись вместо автографов, по другой  - они оставлены, когда ладонью поправляли незасохшие кирпичи.    

Из проема галереи видим Крестный ход – в монастырь мы прибыли в День всех святых. В Крестном ходе принимает участие около 300 человек.    

Напротив Николо – Преображенского собора расположены кельи. Нам рассказывают о том, что в давние времена на того, чтобы жить в келье получше, монахи кельи покупали. Раньше в каждую келью ввел отдельный вход с улицы, но затем в 19 веке кельи были перестроены по коридорно – казарменному типу. В настоящее время все  кельи жилые и лишь одна из них является экспозиционной и открыта для посещения. Печи натапливались на целую неделю; кельи были устроены таким образом, что в течение недели сохраняли тепло.

Над стенами возвышаются приземистые и мощные башни Кремля. Гигантские, которые в 2/3 человеческого роста неотесанные валуны, создают ощущение какой- то дикой первобытной мощи. 

Первой была построена Никольская башня, которая была построена с рядом дефектов. Затем строители научились и прежних ошибок уже не повторяли. 

На сегодняшний день отреставрировано и открыто для посещения лишь несколько башен.

Посещаем Белую башню. По легенде, башня получила название от муки, которая летела на нее от расположенной рядом мельницы. Башня имеет 4 яруса, в которых оборудованы бойницы прямого и косого боя. 3 яруса были предназначены  для пушечного боя, а верхний ярус – для ручного боя.  В окна башни глядят жерла пушек, обнаруженные при раскопках.

К башне примыкает здание сушила с обогреваемым полом. Здесь сушили зерно. В сушиле также были устроены бойницы, в связи с чем помещение было пригодно для обороны. Экспозиция истории печного, устроенная в сушиле,  дела рассказывает о глиняных, кирпичных и прочих видах печей.

Когда – то в Кремле жило много кошек, так как много полевок. Собак же в монастыре держать было запрещено.

Напротив сушила – несколько зданий. Полуразрушенный кирпичный домик – это баня.  Рядом красивое нарядное здание с галереей  и колоннами. Это - мельница 17 века. Внутри мельницы лежат метровые и поменьше камни – жернова, а также остатки мельничного механизма, приобретенного в  1908 году. Вода из верхнего бассейна до сих пор льется в нижний. Когда – то эта вода давала монастырским труженикам кашу и хлеб.  

Еще одно здание рядом - партомойня (прачечная).

С 1861 года между Соловками и Архангельском стал ходить пароход, купленный монастырем у судоходной компании и получивший название «Вера». Затем было приобретено еще несколько кораблей. К началу 20 века пароходная компания монастыря была крупнейшей на Белом море и имела сообщения со всеми крупными портами Белого моря.

На территории Лавры есть свой некрополь примерно с 3 десятками могил. Две из них находятся в церкви во имя преподобного Германа была построена в 1859 году на месте деревянной часовни, возведенной над местом погребения прп. Савватия и прп Германа.  В 1925 году мощи были вскрыты. Только в 1992  году святые мощи были  возвращены на Соловки. Рядом с церковью – Германовский дворик, где лежит надгробные плиты некоторых настоятелей монастыря  и даже одного крестьянина, но не простого, а потомственного почетного гражданина Тамбовской области. Здесь же установлен и пугавший посетителей тюрьмы бюст Кальнишевского.

Несмотря на свои толстые стены, Соловецкому кремлю пришлось воевать не так часто.

Соловецкое сидение.

1668 году началось т.н. «Соловецкое сидение»: настоятель и братия самого крупного и богатого монастыря России (монастырь был освобожден от податей, но незадолго до описываемых событий подарил казне 20 тыс. руб. серебром: немыслимую по тем временам сумму) не признал решения Церковного Собора 1666 года, закрепившего отказ от старой веры и превратившего церковь в одно из государственных ведомств. Голос монастыря был хорошо слышен по Руси  и правительство решило сломить непокорную братию. В 1668 году началась неудачная осада монастыря. Некоторое время спустя она была снята, но в 1672 году началась вновь. В 1774 году монастырь осадил воевода Клементий Иевлев, который сжег вокруг монастыря все скиты. Однако взять монастырь было невозможно: защитники имели достаточное количество продуктов, источники воды, оружие и решимость сражаться за свободное исповедование старой веры. Но нашелся предатель и в 1674 году  при помощи предательства монаха Феоктиста, который провел 2 стрельцов вовнутрь монастыря, монастырь был взят. Из 300 монахов и 200 трутников в живых осталось 14 человек. Все остальные были казнены – сброшены в озеро, сожжены, распяты, брошены связанными на лед и т.д..

Садист, который все это сделал – воевода Иван Мещеринов, - не ограничился массовыми  казнями. Им была разграблено имущество монастыря. За это воевода был сам заключен в монастырь. Умиляет нравственный уровень тогдашних российских властей, которое высоко ценило церковное имущество и так слабо ценило человеческие жизни.  

В 1854 году во время Крымской войны к монастырю подошла английская эскадра обстреляла монастырь. Но из 9 тыс. ни одно не попало в строения монастыря. Некоторое время спустя за иконой Богородицы было найдено неразорвавшееся ядро. 

Тюрьма и УСЛОН.

Примерно с 16 века по 1903 год Соловецкий монастырь использовался, как тюрьма. Всего в монастыре было 9 тюрем.

На Соловки помещалось 3 типа узников – под начало, под караул и секретные (которые жили под номерами или под кличками). Первый вид узников жил под надзором вместе с другими обитателями монастыря.  Второй вид находился в камерах. Третий охранялся особенно тщательно.

При Петре иконописная палата была переоборудована  под тюрьму.

Одна из 9 тюрем Соловков располагалась под сушилом. Сейчас здесь находится экспозиция. На ней можно увидеть план тюрем, а также список наиболее известных заключенных.

Самым известным заключенным, который отбывал наказание в тюрьме под сушилом был последний кошевой атаман Запорожской сечи Петр Кольнишевский. Престарелый атаман уговаривал казаков Сечи не противиться воле Екатерины, однако те его не послушали. И вот итог: «Матушка – императрица» поместила 86 - летнего атамана в тюрьму. Только через 25 лет Павел Первый освободил Кольнишевского, когда тому уже было 110 лет. Кольнишевский, как и многие другие осужденные, получал от казны по рублю в день. Он копил поучаемые деньги. После освобождения он на свои деньги отремонтировал казематы, облегчив судьбу других сидельцев. После освобождения покинуть Соловки Кольнишевский не пожелал и остался здесь жить после освобождения. Прожил он 112 лет и умер в1803 году. Уже в наши годы был изготовлен и установлен в тюрьме под сушило бюст Кальнишевского,  однако бюст из черного мраморам пугал туристов и его перенесли в Некрополь, расположенный в Германовском дворике.

Кальнишевский жил в камере без окна. Спал он на деревянном настиле, покрытом соломой.

Особенностью тюрем Соловкой было то, что у каждого заключенного был персональный охранник, который жил в соседнем примыкающем к камере помещении.

В Головленковой тюрьме, названной так в честь первого помещенного  в нее заключенного, располагались каменные мешки, крошечные  камеры в которых было невозможно выпрямиться. Пол мешков был вогнут наподобие внутреннего пространства яйца.  

Среди тех, кто находились в тюрьмах Соловков  - протопоп Сильвестр, которого обвинили в отравлении жены Ивана Грозного Анастасии, герой и руководитель обороны Троицко- Сергиевской лавры келарь лавры  Авраамий Палицин, касимовский царь и царь земской части России времен опричнины Симен Бекбулатович (которого посадил мерзавец В. Шуйский), один из главных «героев» никоновского исправления церковных книг Арсений Грек (именно при путешествии за мощами св. Филиппа (Колычева) Никон заприметил ушлого проходимца и прихватил его с собою), печально памятный воевода  Иван Мещеринов, Сергей Пушкин (прадед А.С.Пушкина),  Семен Шубин, отбывший в тюрьме 63 года «за старообрядчество». Но рекорд поставил неизвестный узник из Украины, который прожил в одной из соловецких тюрем 65 лет.

Только в 1903 году тюрьма была закрыта военным министром Курочкиным. На это время в тюрьме оставалось двое старых заключенных. Министр при закрытии тюрьмы выразил надежду, что больше здесь никто отбывать наказание не будет. Увы, он ошибся.

Как мы уже отметили выше, пожелание Курочкина о том, чтобы Соловки никогда больше не было местом отбытия наказания, не сбылось. 

В 1923 году на архипелаг прибывают первые заключенные. До 1930 года происходит становление лагерей. Первое отделение было открыто в Преображенскм соборе. При возникновении отношений межу женщинами и мужчинами, мужчин ссылали на Секирную гору, женщин – на Анзор. Первый расстрел заключенных был в 1923 году, когда осужденные выступили против того, что им запретили выходить из бараков в 18.00.  Массовый расстрел заключенных был в 1937 году: после проверки комиссией охрану из числа заключенных расстреляли под Секирной горой; убито было более 2 тыс. человек. В 1937 лагерь был преобразован в тюрьму и стала называть УСТОН – Управление соловецких тюрем особого назначения. Тюрьма была закрыта в 1939 году при Л.П. Берии.

В 1942 годку на острове была создана знаменитая школа юнг, а в 1944 году был организован совхоз «Соловки». Увы, с той эффективностью, с которой работало хозяйство монастыря, совхоз работать не смог.

Об  лагерях и тюрьмах  напоминает расположенный в поселке музей ГУЛАГа (он находиться в одном из деревянных бараков. Другое здании деревянного барака используется сегодня под промтоварный магазин, а барак детской колонии – под жилой дом. Таблички на бывших бараках гласят о том, что они являются памятниками истории.

Лабиринты.

Перед самым возвращением наш путь лежит через поселок к саамским лабиринтам. Проходим Святое озеро (территория между монастырскими стенами и озером, на которой пасутся коровы, гордо именуется Набережной), полторы дюжины деревянных зданий, высокую торчащую прямо из земли крышу какого – то здания, прямо врытого в землю, отель «Соловки» и даже брезентовую палатку (в ней то ли жил, то ли живет мэр Соловков), который таким образом требует предоставления ему жилья. За палаткой начинается лес, густо поросший кустиками черники и можжевельника. На побережье морской бухты – роща «танцующих» берез: из-за сильных морских ветров стволы деревьев изогнулись под самыми различными углами.

Метрах в 30 от берега из камней размер которых колеблется от размера мужского кулака до размера человеческой головы, виднеются 2 лабиринта. Большая часть камней вросла в землю.

Не проделки ли это современных чудаков – шутников? Ирина Пайкачева убеждена, что это не так, а лабиринтам уже много тысяч лет. Лабиринты имели культовое значение, я правда, так и не понял, какое. 

Первый  лабиринт имеет размер примерно 7 на 7 метров. В  него ведут 2 входа. Идем с Урматом по обоим – я справа, а он слева, встречаемся друг с другом минут через 5, затем каждый из нас выходит с той стороны, где другой зашел. Второй лабиринт имеет диаметр метра 4 и закручен в виде спирали, которая ведет в центр к более крупному камню.

На большую часть экскурсий – на Заяцкие острова ( к лабиринтам и тюленям), по подземельям монастыря, к скитам, по озерам  островам - мы так  и не успели сходить.

Будем надеяться, что это удастся сделать в следующий раз.